06.01.2017

Щелково во времена Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг.

Воспоминания о временах Великой Отечественной войны 1941 - 1945 гг. обладают высокой ценностью для историков и краеведов. Сегодня мы публикуем уникальный источник: написанные живым, выразительным языком, воспоминания жителя города Щелково Т. Антоновой,  повествующие о нелегком бытовом укладе города Щелково времен войны.


Воспоминания, озаглавленные "Память детства", были записаны со слов Т. Антоновой учителем Фрязинской школы №1, основателем школьного музея Тамарой Макаровной Анциферовой.

ПАМЯТЬ ДЕТСТВА

Прошло очень много лет после окончания Великой Отечественной войны, а память детства сохраняет многие подробности событий военного времени, особенно первых месяцев войны.
Когда началась война, я окончила 4 класс школы № 2 (старое знание) и жила в городе Щёлково в доме № 5 по 1 Советскому переулку. Начало войны встретила в пионерском лагере в деревне Протасово. Начались ночные авиационные налеты на Москву. По сигналу тревоги пионервожатые выводили нас из помещений на улицу, мы наблюдали за тем, что происходит в небе, как мечутся щупальца прожекторов, вспыхивают разрывы зениток. Вожатые рассказывали нам о войне, о подвиге Н. Гастелло. А нам было страшно без родителей. Родители тоже тревожились за нас, скоро всех детей разобрали по домам.


Почтовая марка (1944 год), посвящённая подвигу Н. Ф. Гастелло.
 
Меня отвезли к дедушке на Загорянку. Дедушка был участником I Мировой войны, он знал, что из себя представляет "германец". В саду он вырыл землянку, но, к счастью, пользоваться ею не пришлось.
С первых дней войны в новом здании школы №2, где я должна была учиться, поселились солдаты из Средней Азии. Они приехали к нам в Щёлково в пестрых, стеганых халатах, тюбетейках, еду себе готовили на кострах возле школы. Днем они занимались военной учебой, ходили строем, отрабатывали повороты, кололи штыком чучело. Мы, дети, бегали смотреть на эти занятия.
В городе была введена светомаскировка, а стекла на окнах заклеили бумажными полосками. Скоро ввели карточки на хлеб и все продукты.

Талон на хлеб 1945 г. Щелковский историко-краеведческий музей. 
В сентябре - октябре занятий в нашей школе не было. В городе было тревожно. Фабрики и заводы начали эвакуацию, на улице было мною пепла от сожженной бумаги - жгли документы. Немцы наступали на Москву. Мама приготовила мне и сестренке (ей было 4 года) вещевые мешки, куда положила документы, одежду, сухари. В Щелкове введено военное положение. Хождение но городу в вечернее время отграничено. В квартиры приходили проверять документы проживающих.
Начались занятия в школе. Учащихся школы № 2 перевели в школу № 4.
Из всех военных лет, наверное, самым тяжелым временем была зима 1941 года. Многие бывшие одноклассники уехали, некоторые поступили в ремесленное училище и потом работали на военных заводах.


Щелково и окрестности. Немецкая аэрофотосъемка 1942 года.

С наступлением зимы изменился образ жизни. В городе не стало электричества, воды, отопления, начался голод.
Электричество заменяли маленькие пузыречки с фитилями, мы их называли "моргасики", в комнатах поставили "буржуйки". За водой ходили на колонку. Прекрасная березовая роща, которая начиналась от Троицкою храма и шла до Понырей, была вся вырублена.

В конце ноября на площади возле почты появились противотанковые ежи. Памятник Ленину зашили досками, в городе ввели  комендантский час. Всю информацию о происходящих на фронтах событиях получали из уст Левитана, слушая настенные репродукторы, так как в первые дин войны у всего населения были отобраны радиоприемники и велосипеды.

Но жизнь не прекратилась. Работали детские сады, школы, больницы. Предприятия все перешли на выпуск военной продукции. Рабочие работали без выходных, без отпусков, часто оставались па несколько смен.
  

Щелково и окрестности. Немецкая аэрофотосъемка 1942 года.


Только сейчас понимаешь, как много было сделано врачами города. Ведь в условиях голода, холода, отсутствия в достаточном количестве воды, в городе не было эпидемий, работали все бани, детям делали различные прививки.

В школах, для того, чтобы поддержать голодных ребят, давали по кусочку хлеба, а зимой 1941 года мой классный руководитель, учитель русского языка Шведова Инна Николаевна варила на весь класс ведро киселя.

Здание отапливалось печами. Дрова для печей пилили сами ребята - с 7 класса назначались дежурные. Заготовляли дрова родители, ученики и учителя. Все жили одной жизнью: и взрослые, и дети. Школьники выбирали картошку и овощи в колхозе, ездили в госпитали, собирали одежду для детей освобожденных районов, пилили дрова солдатским семьям, помогая друг другу.

Очень запомнилось одно событие - в конце ноября на улице послышался какой-то необычный шум. Скрип снега и фырканье лошадей. Выглянув в окно, я увидела, что по нашему переулку идут солдаты в белых, теплых полушубках и валенках, а за ними идет обоз из маленьких лохматых лошадей. Это были сибиряки. Они шли на битву за Москву. Трудная зима 1941/42 годов была пережита.

А весной 1942 года все щелковцы стали копать огороды и сажать картошку. Наш огород был напротив станции Воронок, об этом вспоминаю до сих пор, как прихожу па станцию.

Впечатление радости и праздничного настроения вызывали марши солдат под звуки духового оркестра по улицам Щелково. Много лет спустя я узнала, что это были солдаты 35 стрелковой дивизии, которая ушла под Сталинград* . Военная музыка, марши были так восхитительны, что ребята бежали вслед за солдатами по всему городу. Во главе оркестра шел дирижер (потом я узнала, что это был выпускник Московской консерватории!), молодой и необыкновенно красивый офицер, а рядом с ним всегда была красивая блондинка. Много лег спустя я встретила эту женщину и от нее узнала, что ее красавец погиб под Сталинградом.

Война коснулась и моей семьи. Все мужчины воевали. Шесть человек - двоюродные братья и дяди погибли. Двоюродный брат Юрий сгорел в танке под Прохоровкой, другой брат Саша, который был даже младше меня, в 1943 году пытался бежать на фронт, но его обнаружили в эшелоне еще в Москве и вернули домой.

Эти исторические события, очевидцами которых было мое поколение, наложил отпечаток на всю нашу жизнь.


В Щелкове, Фрязине, Анискине, Райках, Топоркове и поселке Биокомбината формировался 8-й воздушно-десантный корпус, вошедший в историю войны как 35-я гвардейская стрелковая дивизия. После обучения бойцов, дивизия под командованием генерал-майора В. А. Глазкова была направлена на фронт и приняла участие в самых жестоких боях под Сталинградом.

В оформлении заставки использован фрагмент диорамы из Музея войск ПВО (г. Балашиха).